Философский монолог о войне (4)

Власть, какой бы она ни была, всегда сложное и коварное испытание. Особенно опасно, если это чужая власть, где ответственность за принятые решения и их последствия не является твоей личной ношей.

Но, прежде чем вы начнете думать над этими словами, небольшая история.

Первое осознанное мною ощущение власти до сих пор не дает мне покоя. Это случилось в далеком детстве, когда кто-то (уж не помню кто) научил нас наматывать целлофановые пакеты на палку, поджигать и потом «горящим напалмом» жечь муравейники (пластик под огнем плавился и каплями летел вниз, как крохотные огненные бомбы). Несчастные насекомые сгорали в муках под нашими любопытными взглядами, на их место прибегали новые, но против такого «стихийного бедствия», как мальчишки с огнем, муравьи были бессильны…

И лишь ночью, когда я лежал в постели, до меня вдруг дошло осознание, сколько жизней безвозвратно утеряно из-за нашей «невинной забавы»...

Вспоминая о том «судном дне» из своего детства, я по сей день пытаюсь «сравнять счет» - спасая крохотные жизни. Небольшое чудачество, считают мои знакомые, с улыбкой наблюдая, как я вылавливаю из лужи тонущего муравья или пчелу. А в моей памяти снова и снова встают картины сгорающих заживо насекомых...

Однако не стоит меня считать таким уж хорошим человеком. Тех же тараканов или комаров я убиваю без какого-либо сопереживания. Моя «доброта» выборочна и зачастую нелогична. Это больше эмоции, чем осознанная последовательность действий.

И все же именно тот случай из детства мне чаще всего вспоминается, когда я слышу в разговорах или заявлениях: «война - это конечно плохо, но…» и далее какие-либо обоснования того, что это было «необходимо», и иначе поступить было «невозможно».

Некто решил обмотать палочку пластиком и выжечь муравейник, имея на то какие-либо причины. Может быть, на его взгляд даже очень весомые. И у него нашлись не только причины, но и власть это сделать.

Не в силах принять действия таких людей, можно хотя бы предположить, что эти люди руководствуются благими намерениями. Которыми, к величайшему сожалению, вымощены все дороги в ад.

Но какие доводы заставляют остальных людей принять действия чужой власти?

Какая «необходимость» войны может заставить человека взять оружие и отправиться убивать другого человека? Того, кого ты знать не знаешь. Или даже наоборот, знаешь очень хорошо – это твой сосед, твой брат, твой друг…

Какое «невозможно обойтись без войны» может заставить тебя отправить своего собственного сына/мужа/брата убивать и умирать?

И если в твой дом однажды внесут цинковый гроб с родным тебе человеком, то найдется ли хоть одна достойная причина принять и оправдать эту смерть?

Какой должна быть вера в то, что война – это благо, чтобы заставить тебя принести в жертву собственное дитя, твою плоть и кровь, частичку твоей души?

Попробуйте теперь сказать то же самое: «война – это конечно плохо, но…» и приведите такую причину, которая оправдает смерть не тысяч неизвестных людей, но твою собственную, твоих близких и детей…

Я не знаю ни одной причины, достойной того, чтобы умирали я, мои близкие и дети в этой войне.

А если эти причины все-таки существуют, то почему никто о них не говорит? И почему те люди у власти, кто несет ответственность за эту (или любую другую) войну, не жертвуют войне свои жизни?

Почему же все те, кто говорит «война – это плохо, но…» находятся сейчас не на войне, не на линии фронта? Почему они до сих пор живы, когда противники войны сотнями и тысячами умирают?

Каждый из нас обладает властью. В той или иной степени. Хотя бы властью над собственной жизнью и собственными мыслями. Крохотной властью принять или отринуть действия тех, кто властен начать или остановить войну.

Власть всегда будет сложным испытанием. И это испытание мы проходим даже тогда, когда нам кажется, будто мы не имеем никакой власти. И в том случае, когда отдаем эту власть в руки другим людям.

Даже когда кто-то из власть имущих принимает решение за нас, только в нашей власти согласиться с этим или отринуть. И от этой власти и этой ответственности нам не уйти.

Я надеюсь, что смогу достойно пройти свое испытание. Хотя, признаюсь, мне сейчас очень страшно - за собственную жизнь, за жизнь своих близких и за жизни всех тех, кто еще будет убит на этой и любой другой войне…

Всевечно Ваш,
Пихто.

Читайте также:

Война (2). Философский монолог

Война (3). Философский монолог

Письмо убитому человеку

Война. Философский монолог

Четвертая встреча с Богом: в мире - война 

Поделиться в социальных сетях: